Добро пожаловать!

Вход в аккаунт

Реклама на Mainstream

Позиция экспериментатора в "Черном квадрате"

Пожалуй, не найдется человека, который бы не слышал о знаменитом «Черном квадрате» Малевича. Картина рождает недоумение, тысячу вопросов и гипотез относительно ее смысла. А между тем жизненный путь художника, его творчество не менее интересны и столь же парадоксальны, как и самая известная картина мастера. В них чувствуется вызов существующим порядкам, стремление создать свой собственный мир. Полотна мастера не каждый может узнать с первого взгляда. Ведь его искания разнообразны и он всегда стремился к поиску новых форм самовыражения.

Автор: Оксана

20.12.2019 Самопознание
  • 0
  • 95

Позиция экспериментатора в "Черном квадрате"

Пожалуй, не найдется человека, который бы не слышал о знаменитом «Черном квадрате» Малевича. Картина рождает недоумение, тысячу вопросов и гипотез относительно ее смысла. А между тем жизненный путь художника, его творчество не менее интересны и столь же парадоксальны, как и самая известная картина мастера. В них чувствуется вызов существующим порядкам, стремление создать свой собственный мир. Полотна мастера не каждый может узнать с первого взгляда. Ведь его искания разнообразны и он всегда стремился к поиску новых форм самовыражения.

Человек сильный и резкий, лидер по натуре, Каземир Малевич не боялся влияний. Наоборот, он сознательно, шаг за шагом, проходил школу современного искусства начала XX века. Он был импрессионистом, увлекался Матиссом и русским примитивизмом, сблизился с кубофутуристами, открыл беспредметное искусство. Каждый раз он поворачивал резко и круто, меняя все приемы, вызывая недоумение критиков.

Художник не просто учился – это была позиция экспериментатора. Его можно было отнести к поколению, для которого поиск нового путем отказа от устоявшихся норм становился целью и смыслом работы. Поэты и художники. Называвшие себя футуристами (это слово переводится как «будущее»), держались дерзко, авторитетов не признавали. Современникам они казались не обычными людьми, а «безродными марсианами». Но у них существовали свои истоки, своя духовная родина. Для Малевича это Украина, где он родился и где прошло его детство.

Отец художника, Северин Антонович Малевич, польский дворянин, служил на сахарном заводе. Мать, Людвига Александровна, прекрасная рукодельница, держала пансион. Жили при заводе. Вдали от города, где население делилось на заводских и деревенских, а местность вокруг на две зоны: поля сахарной свеклы и завод-крепость; темные костюмы заводских рабочих и цветную. Вышитую крестьянскую одежду; «неумолимый гудок» и солнце, которое «тихо зовет … своими лучами на работу и … ко сну, пряча лучи свои за шар земной». Маленький Каземир выбирает для себя крестьянскую жизнь, вольную и красивую. Она становится его первой школой искусства. Он с большим волнением смотрел, как делают крестьяне росписи, и помогал им вымазывать глиной полы хаты, делать узоры на печке.

Проходит много лет, заполненных учебой и упорной самостоятельной работой, службой в управлении железных дорог, голодной, но полной впечатлений жизнью в коммуне художников в Москве, таких же нищих, но веселых и вольнолюбивых.

Детские впечатления Малевича уходят на второй план, чтобы возродиться с новой силой в 1910 году. Это было тяжелое для искусства время. Молодые живописцы выдвинули программу пересмотра традиций, на которые должен опираться художник. В работах Каземира в этот период все грубо и просто, наивно и серьезно.

Ощущается конфликт природы и мира бездушной техники. Голова на картинах художника превращается в конус, туловище –в набор цилиндров, а труд крестьянина среди природы уподобился одному из узлов отлаженного механизма.

Оказавшись среди молодежи, увлеченной идеей переделки мира, Малевич стремится создавать небывалое. Человек. Считает художник, был велик не тогда, когда повторял природу, а когда изобрел форму, неизвестную в природе, - колесо!

Простейшая казалось бы форма – черный четырехугольник. Но она – основа основ, из которой появились иные фигуры. Что касается цвета, то это олицетворение вечно противоборствующих сил – света и тьмы, добра и зла.

«Черный квадрат» дает нам возможность по-иному посмотреть на сложное и самое простое. Эта картина стала также отправной точкой в созданном художником направлении – супрематизме. Дословно это переводится как «высшее», «духовное».

Прошло несколько лет, и Малевич заявил, что супрематизмом закончилась эволюция живописи. Картин больше писать не надо. Все, что можно было открыть, открыто. Творческая мысль должна идти другим путем. И все же художнику нелегко было прощаться со станковой живописью: слишком сильно он ее любил.

Малевич вернулся к написанию картин только в конце жизни. Смертельно больной (не мог приподняться с подушек), привязывал кисть к бильярдному кию, чтобы работа не прерывалась…Одним из любимых его слов в последнее время было «горизонт». На поздних картинах художника удлиненные фигуры мужчин и женщин как будто парят на фоне низкого горизонта. Они спокойны и неподвижны. Земля и небо пустынны, и в этом космическом пространстве человек - одинокий землянин – остановился на перепутье. Он в простой крестьянской одежде, голова его касается неба. И это как нельзя лучше подтверждает слова самого художника, оставшегося навсегда мечтателем и романтиком, влюбленным в природу: «Наша голова должна касаться звезд!». Малевичу удалось дотянуться до звезд, стать одной из них на небосклоне изобразительного искусства. Звезда художника не померкла и сегодня. Он так же прекрасна и недостижима в своем величии.

 


Оставьте комментарий